Александр Михайлов: “Я никогда не стеснялся называть себя русским”



Александр МихайловЯркая индивидуальность? Да.
Профессиональное мастерство, невероятный актерский диапазон, личное обаяние? Безусловно.

А еще говорят, что удачное расположение планет позволило ему создать образы таких незабываемых киногероев как надежный и решительный Павел Зубов в фильме “Мужики”, честный и бесстрашный Павел Шорохов в “Змеелове”, комичный и обаятельный Вася Кузякин в картине “Любовь и голуби”.

 

Его талант и творческий потенциал поистине неисчерпаем. Интеллигентность, чувство справедливости, долга и чести, редкие душевные качества – всегда к лицу ему и его героям.
Что еще мы не знаем о нем? Чем сегодня живет кумир миллионов зрителей, народный артист России Александр Михайлов — Актер и Человек?

Судьбой было предначертано ему сыграть заглавные роли в знаменитых отечественных кинолентах “Очарованный странник”, “Белый снег России”, “Одиноким предоставляется общежитие” и многих других, которые и по сей день дарят благодарным зрителям часы радости и восхищения. Кто видел его на сцене, помнит сложные по глубине, острохарактерные образы Ивана Грозного, Раскольникова, Вершинина, князя Мышкина…

Свыше 50-ти знаковых ролей. А сколько еще впереди.
Путь его был нелегким. И к актерской профессии он шел долго…

Мечта детства

Его детство прошло в Забайкалье. Семье всегда жилось чудовищно трудно. Голод, нищета. Старшая сестра умерла от недоедания вскоре после рождения. Мама поднимала сына одна: работала на кирпичном заводе, ворочала шпалы на железной дороге. Как можно было выжить при этом и не сломаться – уму непостижимо!

По линии матери его дед воевал в Красной Армии. По отцовской — его предки высланные в Забайкалье донские казаки. Дед, что служил в Семеновском полку — суровый двухметрового роста мужик — перед смертью дал шестилетнему Шурке напутствие: «Люби Родину больше, чем свою жизнь. Сердце отдай людям. Душу — Господу Богу. А честь оставь себе».

Шли годы. Великая значимость дедовской заповеди стала для него мерилом. С годами он понял, что только так и нужно жить. Мечтал о море, о путешествиях в дальние страны. Может быть еще и оттого, что изо дня в день видел одну только степь. Не последнюю роль в его судьбе сыграл и Джек Лондон, который и по сей день — один из самых его любимых писателей.

Давняя детская мечта осуществилась в восемнадцать, когда учеником моториста он в первый раз вышел в море. Это были тяжелые, но самые сильные годы жизни — становление характера. За два года прошел Охотское, Берингово и Японское моря, был на Аляске, во Владивостоке, Петропавловске-Камчатском, на Курильских островах.

- Как Вам покорялся Тихий океан?
— Это он с виду – тихий, — улыбается Михайлов. — Но какая мощь просыпается в нем во время шторма! Огромная дышащая стихия, грозная и прекрасная. Ощущение беспредельной, могучей силы бушующей природы. Солнце, ветер, волна с десятиэтажный дом. И велико было благоговение перед этой стихией, почтение к красоте ее и силе.
В невероятно тяжелых морских испытаниях закалился его характер. А ведь бывали ситуации, прямо скажем, нештатные. Один такой случай круто перевернул его жизнь.
— В Охотском море попали в десятибалльный шторм. Было большое обледенение — страшная штука. В ледяной воде больше 10-15 минут не продержаться. Много моих товарищей тогда погибло – семьдесят с лишним человек легло на дно! Навсегда. На берегу нас уже похоронили. И когда я все же сошел живым на берег… Поседела тогда моя мама. Очень это большая школа – ходить в море. Школа мужества. Пожалуй, нигде больше я не смог бы пройти такого “курса человековедения”.

Предупреждение кобрыАлександр Михайлов

Александр Михайлов с детства очень любит собак, а в голубей — просто влюблен. Те, что в фильме “Любовь и голуби” привыкли к нему за неделю. Как только он входил в голубятню, они сразу садились ему на голову. Есть даже фотография, где у него изо рта пьют воду сразу пять голубей. Дикая и ядовитая кобра, отловленная для съемок “Змее-лова”, тоже довольно быстро привыкла к нему, даже прониклась симпатией.

- В этой картине Вы тоже работали без дублеров, как и в других фильмах с животными?
— Да, здесь у меня дублера тоже не оказалось. Но “моя” кобра привыкла ко мне довольно быстро. За тот месяц, что мы снимались в пустыне под Ашхабадом, у нас с ней даже возникла дружба. Оказывается, кобра не нападает на человека, пока не предупредит три раза. Она делает характерные знаки, которые я научился читать. А вот коварная и непредсказуемая рысь, которая прыгала мне на спину на съемках картины “Рысь возвращается”, доставила немало тревожных минут. Какое это было испытание!? Несколько минут рысь чавкала у меня над ухом, съедая прикрепленный на спине кусок сырого мяса. А я в это время находился на волоске между жизнью и смертью. Нет, с природой можно быть только на “Вы”.

Несмотря на все жизненные испытания, выпавшие на его долю, он не утратил бережного отношения ко всему, что его окружает. С благоговением и любовью воспринимает все, что дарит ему судьба. Ведь сказано в Послании к Фессалоникийцам: “За все благодарите”!
— Как можно с трепетом и великой благодарностью не любить то прекрасное, что посылается тебе? Я никогда не срубил ни одного дерева. Когда вижу, как вырубают лес – за каждое дерево больно. Вообще, тема единства природы и человека – одна из самых сокровенных для меня. До сих пор не могу забыть запаха цветов в поле, такой знакомый с детства. Люблю подснежники, ромашки, саранки. А этот воздух, эта вода – все лечит тебя. Люблю Россию. Люблю наше прошлое, нашу историю.

Александр Михайлов

Ему кланялся Ермак

Особая страница в творческой биографии Михайлова – царь Иоанн Васильевич Грозный. Приступая к работе над образом Благоверного Государя, он подробно знакомился с архивами той эпохи, изучал разные исторические источники. Это изменило привычное представление об этом царе, как о бесноватом, юродивом и беспощадном злодее, что и нашло отражение в его трактовке роли Грозного. Оказывается, не все так просто в истории нашей.

- Похоже, кровожадность его была сильно преувеличена историками?
— Царь Иоанн был яркой, выдающейся личностью. Это был царь – собиратель Руси Великой, первый помазанник Божий, великий воевода, первый царь, который совершил огромное количество реформ и создал мощнейшее государство. Это ему кланялся казак донской Тимофей Ермак. И Грозный напутствовал его: “Тимошка! Не насильствуй в веру Православную местные народы! Беда на Руси может быть…”. Он очень страдал за Русь многоязычную. Это ведь благодаря ему Сибирь-матушка присоединилась к княжеству Московскому. Что же касается его “кровожадности”, то вся ”гуманная” и “просвещенная” Европа того времени строилась на куда большей крови: за одну только Варфоломеевскую ночь было уничтожено 14 тысяч человек. Кстати, по оценкам историков при строительстве Санкт-Петербурга — а это при Петре Великом, в XVIII веке — погибло более 100 тысяч рабочих. За время же царствования Ивана Грозного убитых насчитывается… не более 3-х тысяч.

“Я захожу в зал, зажигаю свечу, беру гитару и пою”

Его поразительной работоспособности может позавидовать даже 20-летний юноша. Рабочий график актера Михайлова и сегодня расписан буквально по минутам. Он много ездит по стране: антреприза, фестивали, концерты, участие в общественных проектах, часто навещает родное Забайкалье.

Одна из ярчайших граней его таланта – пение. Он прекрасный исполнитель. Каждая его песня – как маленькая роль, мини-спектакль. На его концертах, которые собирают полные залы, всегда светлая, трогательная атмосфера. И поет душой, а не связками. А любовь к песне у него с самого детства, еще от мамы. Она замечательно пела, танцевала, играла на балалайке, которую Александр Яковлевич хранит и по сей день.
— Мы с матушкой часто на два голоса пели – “Липу вековую”, “За окном черемуха колышется”, “По диким степям Забайкалья…”. Я сам из старообрядцев. Не знаю ничего лучшего в России, чем русские народные песни. Люблю русские романсы, песни гражданской войны, цыганские напевы, песенную старину и, конечно же, казачий фольклор. В нашей программе “Очарованный странник” есть песни на стихи Николая Рубцова, Владимира Волкова, Володи Оксиковского, духовные песни иеромонаха Романа.

- Вы с таким трепетом и восторгом говорите о песне… Почему Вы выбрали для себя именно этот способ общения со зрителем?Александр Михайлов
— У нас уже давно наступил переизбыток мрачных переживаний – чудовищные перекосы современности, отрицательная энергетика. А надо, чтобы радость была. Сегодня людям так не хватает тепла. Человек-то – создание Божье. И мне хочется хоть немного им помочь – словом, взглядом, дать какой-то свет. Песня — она как родник, должна нести свет, крепить веру. В песне я не столько пою, сколько прикасаюсь к ней… как к ручью. И я захожу в зал со свечой, зажигаю ее, беру в руки гитару и пою.

“Мы поспешили вернуться с фронта”

Сегодня Александр Михайлов с особенной болью переживает за судьбу России, за нашу культуру, исконно русские традиции. Он не терпит фальши, предельно искренен. Справедливость, честь и достоинство — для него не пустые понятия. А чувство долга, верности и дружбы он познал еще в дальних морских походах.

- Наши фронтовики сделали свое дело. Сняли шинели. Казалось бы, настала пора отдохнуть. Но жизнь показала – не время. Нельзя расслабляться, нельзя терять бдительность…
— А фронт – это понятие непреходящее. Мы все, не воевавшие, душой, памятью, мыслями поспешили ”вернуться с фронта”, с поля битвы наших отцов. Теперь мы получаем удары в спину. Нас поймали на этой расхлябанности. Взамен родной и чистой культуры с эстрадных площадок, с экранов телевизоров льется откровенное бесовство. Идет тотальное уничтожение нравственных начал. Агрессия бездуховности всепроникающа. Она не несет ни красоты, ни гармонии. Разве делают нашу молодежь сильнее западные культы – золота, наслаждений, секса? И еще. Меня всегда потрясала эта святая вера нашего народа, что совсем скоро наступит счастливая пора и всем станет легче. Десятиле-тие за десятилетием, а лучше не становится — ни детям, ни внукам, ни правнукам, ни уж тем более нашим старикам. Чудовищное разделение на бедных и богатых! Олигархи выжимают из России все соки. Сегодня 80% народа – в нищете, миллионы – в тюрьмах, а публичные дома Востока забиты нашими девушками.

- Надо признать, что и в кинематографе наших дней образа России почти не стало. А ведь когда-то даже Феллини восхищался картинами Григория Чухрая, которого кинематографическое сообщество признало классиком мировой культуры. Неужели мы не в силах противостоять культурной экспансии?
— Я принципиально не снимаюсь в рекламе, не принимаю предложений играть в бандитских сериалах, насыщенных убийствами, насилием, наркотиками. Мне предлагают играть по сценариям, которые американизированы, где слово “честь” забыто, а слово “дух” вообще не упоминается. Никогда еще на Руси не было такого сквозняка чуждых верований, чужеродных растлевающих идей. Они вытесняют наши традиции, истребляют наши корни, уничтожают нашу культуру. Поддерживая все чуждое России, мы уничтожаем будущее наших детей и внуков. Поддаваться этим тенденциям нельзя. И в этом должен помочь наш народ, сами люди, хотя бы во имя сохранения самого сокровенного — своей русскости. Не поддерживать чуждое – это тоже поступок.

- После трагической гибели актера Михаила Евдокимова — вашего близкого друга, Вы возглавили Фонд его памяти. Какими проектами занимается эта организация? Каковы самые ближайшие планы?
— Мы с Мишей были очень дружны. Да и корни у нас общие – оба сибиряки. Мы делаем все от нас зависящее, чтобы не только сохранить память о нем, но и продолжить его дело. Есть идеи, проекты, которые мы еще вместе стремились воплотить в жизнь. Это – продолжение культурно-спортивных фестивалей в российской глубинке, оборудование “Певческого поля” в родном Мишином селе — Верх-Обское. Это уникальное, божественное место, и энергетика просто целебная. Здесь мы хотим построить церковь – давняя Миши-на мечта, в противовес “золотому тельцу” — игровой зоне, которую собираются оборудо-вать в 40 км — в Белокурихе. Зимой организуем хоккейный фестиваль. В моем родном За-байкалье я тоже хочу сделать нечто подобное. Надо возрождать нравственность – детям и внукам нашим здесь жить. А самое ближайшее событие — День Памяти любимого всеми россиянами Михаила Евдокимова, ведь в декабре ему исполнилось бы 50 лет!

- После развала Советского Союза – огромного государства – мы перестали ощущать себя частью гигантской страны. Несмотря ни на что, у меня все-таки сложилось впечатление, что Вы – человек счастливый. А насколько сильна Ва-ша вера в то, что Россия все-таки поднимется?
— У меня хорошая корневая основа — вот чем я счастлив. Пока человек хранит в себе прошлое – он человек. Забывать свои корни – самое великое преступление человека. Нам дано знать, что народ, не помнящий своего прошлого, не имеет и будущего. Я никогда не стеснялся называть себя русским! Люблю свою Родину и этих слов не стыжусь. И я убежден, что Россия возродится! От Сибири, от нашей безбрежной провинции. Это предсказывал еще великий Ломоносов: мощь России возрастет Сибирью-матушкой! Так оно и будет. Мы верой сильны и правдой. Но иногда мне хочется прокричать на весь свет: “Люди! Не разбрасывайте камни. Не разрушайте созданное руками человека! Не убивайте Божественную природу – вокруг себя и в себе самом! Складывать надо — камешек к камешку. Строить. Созидать!

Впереди у Александра Михайлова еще очень много дел, светлых, добрых, благородных.
Господи, благослови его, дай ему сил и здоровья!

Евгений Мохначев
«Московская правда»

7 ноября 2007 г.

Это не обсуждается.